Вы тут
Бабруйск Рэчаіснасць 

Собирательный портрет бобруйского бездомного

Отчего люди попадают на улицу и почему потом не хотят с нее уходить, пыталась разобраться корреспондент Sputnik, проведя один день с бобруйским бомжем.

Относительно бомжей у нас полно стереотипов: это некто дурно пахнущий, кто роется в мусорных баках и пьянствует каждый день.

Но не все так однозначно. Среди тех, у кого нет дома, есть вполне приличные люди. И выглядят аккуратно, а некоторые их них работают. Почему они оказались на улице, о чем думают и мечтают, узнавала корреспондент Sputnik Юлия Балакирева, проведя день с бездомным.

Уходя в рассвет

Обычное бобруйское утро. Люди спешат на работу и учебу. На улице по-зимнему темно и морозно.

Из центра временного (ночного) пребывания лиц без определенного места жительства выходят подопечные — время их пребывания здесь подошло к концу.

Кто-то, неуверенно шаркая ногами, идет навстречу новому дню, который ничего хорошего не обещает.

Другие, наоборот, собраны, бодры и выглядят вполне прилично. Вот, например, вышла женщина в белой куртке, аккуратной обуви — далеко не каждый горожанин так опрятно одет.

Одному из постояльцев ночлежки Игорю на вид около 50. Он направляется в районную администрацию, где ему нужно подписать кое-какие документы.

От ночлежки до нее идти минут 20. Чтобы скрасить это время, бездомный принимается рассказывать о себе.

На улице он недавно. Из дома его выгнал родной брат. В подтверждение Игорь достает из кармана куртки паспорт, в нем — сложенный лист бумаги. Это копия решения суда.

Собеседник закуривает. Его руки дрожат. История его, наверное, похожа на многие, которые могли бы рассказать постояльцы здешней ночлежки.

Вырос в Бобруйске. В семье, кроме него, были брат и сестра. Мать в одиночку подняла всех. После школы Игорь получил специальность водителя. Призвался в армию. А отслужив, попал под суд.

“Да ничего там серьезного не было. Украл шапку у девчонки по пьяни. Меня судили за грабеж”, — неохотно говорит он.

Выйдя на свободу, стал встречаться с женщиной, которая вскоре забеременела. Но после родов сбежала, бросив дочь на Игоря. Он признает, что ребенком тоже особо не занимался. Девочку взяли под опеку мать и сестра.

Потом 14 лет прожил в Украине, пока его не депортировали. В Украине у Игоря была квартира, он ее продал. Деньги отдал матери. А она, доложив некоторую сумму, купила в Бобруйске двухэтажный коттедж. В нем были прописаны все трое детей. Но главным квартиросъемщиком почему-то указали брата Игоря.

“Никто не думал, что он совершит такое предательство. У нас была хорошая семья. На дом вообще никто не претендовал. Думали оставить его моей дочке”, — уверяет собеседник.

Игорь ездил на заработки в Россию. Имел машину. Был достаточно обеспеченным человеком. В Бобруйске жил с новой возлюбленной в семейном доме, который, к слову, был хорошо обставлен. У брата и сестры были свои квартиры.

“Брата постоянно подзуживала жена. А он ее слушал, тряпка. Как-то сказал, что забирает под свои нужды огород — наш, общий. Сестра такую взбучку ему устроила. Ну, он тогда и успокоился”, — рассказывает бездомный.

Оказывается, человека можно выставить на улицу

В прошлом году Игорь получил повестку в суд. Оказалось, брат, пользуясь своим правом главного квартиросъемщика, решил его выселить.

“Я бегал по нотариусам. Адвокат у меня был. Ничего не помогло. Такой закон у нас дурацкий, что человека можно на улице оставить. От брата я вообще в шоке. На суде ему говорил, мол, ты что творишь?! Как можешь выкинуть меня, брата, на улицу? А он отвечал: ты мне не брат. Это все из-за его жены. Она его подговорила”, — с большой обидой говорит собеседник.

Центр временного (ночного) пребывания лиц без определенного места жительства

На вопрос — как отреагировала на это мать, Игорь машет рукой: “А что она? Ей 84 года. Какой из нее помощник? Ну, вызывала она на дом адвоката, но все без толку”.

После суда Игорь еще некоторое время прожил в доме, пока родственник не выставил его. Какое-то время ночевал на вокзале, откуда его прогоняли милиционеры, пока один из них не рассказал о ночлежке.

За три копейки работать не пойду

Уладив все дела в собесе, Игорь направляется в гости к друзьям.

“У меня полгорода друзей. Все они успешны. Я раньше тоже таким был. У меня шмоток был целый шкаф. Я когда на улицу уходил, все раздал”, — говорит он.

От прошлой жизни у бездомного остался только мобильник. На вопрос, чем он на жизнь зарабатывает, отвечает уклончиво: “А мне друзья денег должны. Вот хожу — собираю. Иногда днем у мамы и сестры обедаю, но нечасто. Не хочу им навязываться. И так благодарен им, что за моей дочерью присматривают. Ей 25 лет. На стоматолога учится… И сестра у меня зубной врач. У нас хорошая семья. Только я один плохой”, — со вздохом заключает собеседник.

А когда интересуюсь — не пробовал ли на работу устроиться, жилье снимать, устраиваться как-то в жизни, говорит:

“Вы же видите, какая ситуация в стране с работой. За три копейки работать не пойду. Какая зарплата меня устроит? Ну, тысяча долларов как минимум. А что? Я же мужик, я должен быть с деньгами”.

О том, что такие деньги в Бобруйске не получают даже высококвалифицированные специалисты, Игорь слушать не хочет: “Значит, валить надо отсюда”.

Правда, насчет варианта поехать на заработки в Россию снова настроен скептически: “Надо ехать, чтобы что-то заработать. А не чтобы тебя кинули. Это надо узнавать у людей, кто туда ездил. Там же свой коллектив. Может, кто-то из работников заболеет, и я пригожусь. Надо подловить момент”, — без энтузиазма говорит он.

Где украсть миллион

Днем солнышко пригревает уже совсем по-весеннему. И Игорь рассказывает о своих мечтах: “Хорошо бы украсть миллион, чтобы никому из родных не надоедать. Планы на будущее есть. Хочу работу хорошую найти, дом купить, машину… С женщиной хочу познакомиться. Главное, чтобы она не выпивала, как моя бывшая”.

В Бобруйске ходит байка о женщине, которая была успешной, а потом из-за жизненных неудач спилась и осталась без крова. Как-то после пьянки увидела свое отражение в луже и ужаснулась: в кого же она превратилась. Взяла себя в руки. И вскоре снова стала успешной.

В ночлежке есть те, кто приходит сюда не разово, а постоянно

Игорь признается, что такая история вполне могла случиться в реальности.

“Есть такое выражение “Из грязи в князи”. Но ведь бывает и наоборот. Если человек себя уважает, он все равно встанет с колен. Я не понимаю людей, которые продают свои дома ради выпивки. Знаю одного — было у него две квартиры. Все пропил. Ты пей, но не продавай имущество!” — говорит собеседник.

Господин Никто

В центре временного (ночного) пребывания лиц без определенного места жительства нас убеждают не верить бездомным. Мол, большинство из них приукрашивают свои истории или не договаривают важного.

“Их устраивает жить на улице. Ведь им тут ничего не надо делать. Мы им предлагаем работу. Разнорабочим, грузчиком… Летом в колхозе коров можно пасти за 300 рублей. Но бомжи нас и слушать не хотят. Конечно, есть несколько бездомных, которые работают, стараются выбиться в люди. Но их немного”, — отмечают в учреждении.

Улица коварна. По словам специалистов, достаточно пробыть без крыши над головой 4 недели, чтобы привыкнуть к новому образу существования и не вернуться уже в нормальную жизнь.

Впрочем, известен и еще один факт из жизни бездомных: срок жизни человека на улице — 7,5 лет.

“Профессиональные” заболевания бомжей — туберкулез и обморожения конечностей. От этого и погибают”, — рассказали в центре.

Бомжи случайные, закономерные и идейные

Специалисты поясняют: 90% бездомных в прошлом были судимы. Находясь в местах не столь отдаленных, некоторые лишились квартир.

“К нам приходят люди, у которых 7-9 ходок. То есть они не случайно преступили закон. Как вы думаете, сможет такой человек одуматься, пойти на работу, получить образование? Ему это не надо”, — говорят в центре.

Но бывают и другие истории — около 8% бомжей когда-то были хорошими семьянинами. После развода оставили все жене и детям. Ушли, громко хлопнув дверью.

“Обычно мужчина думает, что добьется успеха на работе, купит новое жилье. Короче, докажет бывшей жене, какого замечательного человека она потеряла. Но потом из-за неудач некоторые мужчины начинают выпивать и опускаться на самое дно. Тут важно, чтобы после развода человека поддерживала его родня”, — поясняют специалисты.

Есть и идейные бездомные — бродяги по своей природе. Они сами отказываются жить в обществе. В центре вспоминают о подопечном, которому было чуть за 30 лет. Раньше жил в Минске, имел блестящую карьеру. У него была жена и дочь. Но в какой-то момент человека, что называется, “переклинило”. Стал выпивать, уехал в Бобруйск. Жить по правилам в ночлежке отказался. Ушел на улицу. А недавно его нашли мертвым на городской свалке.

“Бывает, что дети родителей выгоняют. Недавно один бизнесмен привез нам своего отца. Старик с палочкой ходит. Вот думаем, как бы его в интернат для престарелых определить”, — в ночлежке могут рассказать немало историй человеческих трагедий.

Все будет?

Социальный портрет бездомного — мужчина, старше 40 лет, примерно у половины есть высшее образование, почти у всех за спиной судимость и тюремный срок.

Сегодня рассматривается проект закона о социальной адаптации лиц, освободившихся из мест лишения свободы. Предлагается создавать реабилитационные центры, где с такими людьми будут работать психолог из органов внутренних дел и врач-нарколог, а подопечного будут трудоустраивать.

“У меня все будет хорошо. Сейчас вот с друзьями посижу — подумаю, что с работой делать”, — говорит на прощание бомж Игорь.

Ваша меркаваньне

Scroll Up